На главную   Содержание   Следующая
 
Каин, где брат твой?
Из Сочинений Лорда Серба Князя Стагарского
 
Каин, где брат твой?
 
  
 


В кабинете царит полумрак. После яркого света лаборатории, блеска металла и стекла, пламени горелок и вспышек разрядов, после гула молотов и грохота взрывов, после визгов и воплей из вивария, здесь можно было отдохнуть. Устало сложив руки сесть в глубокое кресло у старенького письменного стола, вытянуть ноги и посмотреть на портрет. Портрет брата стоит на полке, так что бы его было видно из кресла не поворачивая головы. Парадный камзол, клинок у пояса, твердые руки и уверенное лицо сильного, волевого человека, привыкшего брать то что он хочет, если понадобится - то и с боем. Брат был кумиром - защитником и пестуном в детстве, проводником и учителем в отрочестве, верным другом и помощником в юности. Когда потянуло в науку, брат помог поначалу, помог найти учителей. Где они теперь, эти учителя? Краем уха слышал, что Борн погиб где-то в Ямурлаке. Ройл скрывается на своем Алайте, заключив молчаливое соглашение с власть придержащими: меня не трогай и я не трону. Луинтар убит командос восьмого департамента. Противно вспоминать - шуму-то было: 'Таинственное исчезновение! Загадка эпохи!' Просто слишком близко подошли к ответу на главные вопросы:
Чуть поменять позу - тело устало от неподвижности. Обогнал учителей, сильно обогнал. Ах, как гордился тем, что обогнал. Мог поделиться знаниями, но хотел все сам довести до конца, первым вырваться на финиш, так же как старший брат. Прикрыть глаза руками, заткнуть уши, чтобы не видеть этого вновь и вновь. Но плывут непрошенные картины-воспоминания. Фигуры без лиц в синих защитных костюмах, падающие под потоками плазмы люди, горящая лаборатория, удушливый желтый дым, поднимающийся над зданием экспериментального 'алмазного' блока, а в ушах и сейчас еще звенит дикий, истошный крик ученика, совсем еще мальчишки: 'Уходите, мэтр, спасайтесь! Мы задержим их сколько сможем! Уходите!' Потом - стремительный полет, погоня - неумолимо настигающая погоня и неотвратимо надвигающаяся смерть. То, что будут убивать, понял еще в начале штурма - после таких потерь оправдываться не дадут, живой не нужен:
Выручил опять брат. Давно, очень давно он нашел способ уйти. Уйти в параллельный мир, на соседнюю страницу. Нашел легко, играючи, и так же легко поделился этим знанием. В первую очередь со старшим братом. Поделился и забыл, но старший брат отнесся к находке серьезно: сходил сам, сходили вместе, заставил одного сходить, поискать интересные места, познакомиться с людьми. Как будто знал - пригодится.
В тот день погоне не повезло - дичь улизнула. Потом прятался, пытался затаиться. Потом осторожно стал возвращаться, сначала - на несколько минут, потом на дни, недели, узнал о том, что объявлен чудовищем и обвинен в смерти своих друзей и соратников, что проклят и ненавидим всеми, но, наконец, снова здесь. А брат - нет:
Брат шел другим путем. Наука - наукой, но он был человек действия. Он тоже искал ответ, только не познанием, а силой, волей, натиском. Он уже тогда понимал, что хозяева жизни не дадут ему найти то, что ищет, но все равно шел яростно, упорно - шел к намеченной цели, как всегда поступал в своей жизни. И, надо признать, в одиночку подошел к цели ближе, чем они со всей своей наукой и толпой ассистентов, рабочих и помощников.
Тогда за него взялись всерьез. Так же, как за несколько лет до этого, взялись за учителей. Так же как раньше гнали и преследовали его. Но не совсем так. Иначе. Брат ушел от ловушки, подстроенной в Море Мрака, ушел красиво и изящно, как в поединке на шпагах: раз - клинок проходит в половине пальца от груди, бесполезно вспарывая воздух. Брат ушел тем же путем, что он нашел. Когда понял, где брат, стал следить за ним. Иногда пытался помочь, но брат вежливо отклонял попытки - боялся что обнаружат помощника. А потом он видел его последний день и последний бой в том, чужом мире:
: - 'Гнездо', 'Гнездо', я - 'Сокол-5', вышел в заданный квадрат. Начинаю патрулирование. 'Джин' держится молодцом, не отстает.
- Понял вас, 'Сокол-5', продолжайте.
Два МиГ-17ПФ с сирийскими опознавательными знаками барражировали над местом возможного прорыва. Яркое восточное солнце, белесо-голубое небо и песок, пять раз песок, и снова песок и песок без конца. Обычный день, обычный вылет обычного военного советника, майора ВВС СССР Сварога Сергея Васильевича.
Глаз устал от изжелта-белого, раскаленного песка. Ничего и никого. Как и вчера, как и год тому назад, как и все последние двацать веков, когда пустота песков нарушалась только каравнами торговцев да лишь изредка вражескими полками очередной армии очередного завоевателя. Обычный день, обычный вылет, скоро домой:
- Алла, ме хезе?!!*
В наушниках взрывается изумленно-испуганный вопль 'Джина', ведомого, капитана сирийской армии Селима Абдуль Азиза. Великий Семел - браганты 'Серебряной бригады'?! Видать, здорово допек Вас, Ваше Императорское Величество, мятежный граф Гэйр, если все вот так серьезно. Ну ладно, это мы еще будем посмотреть, как говорят у нас здесь,на новой Родине, кто тут кому хвоста накрутит.
- 'Джин' прикрой, атакую!
МиГ свечой взмыл почти вертикально вверх, Сварог броском перевел машину в переворот, одновременно ловя в перекрестье прицела левый брагант. Заполошная очередь из двух НР-23, а бортовой вычислитель уже принял для ракетного залпа второго 'клиента'. Брагант, наткнувшись на дымные полосы двух пусков, содрогнулся от встречи с неизвестным оружием, и, чадно дымя, пошел заваливаться вниз, туда, где горизонт утыкается в песок.
- Один есть! Держись, 'Джин'! 'Джи-ин!'
- Усаэидни!** Усаэидни! Уса:..
МиГ Селима исчез в облаке яростного взрыва. Сварог скрипнул зубами, и бросил свой истребитель в нисходящую бочку. Снова в прицеле возник брагант, и снова зарычали, заревели три ствола МиГа, пытаясь дотянуться до серебряного противника. Второй брагант разделил участь несчастного Абдуль Азиза. И в этот момент его достали. Истребитель дернулся и, словно закричал от боли смертельно раненой турбиной. В мозгу Сварога прмелькнуло: 'Все, долетался.' Быстро, быстро как только мог, он стал накладывать заклятие перехода:
: Видеть все, и почти ничем не уметь помочь - что может быть страшнее. В последний момент, поняв, что старший брат не успевает, забыв о собственной безопасности, бросить все силы на спасение самого дорогого человека во всем неисчислимом множестве миров. Брата вынесло из-под самого удара плазмы, готового уже распылить того, кто был Лордом Сварогом, Графом Гэйр:
Это обошлось дорого. Взрыв, страшные отметины на лице, сгоревшие волосы - в тот момент эксперименты с магией древнего короля Шелориса только начинались, и контролировать процессы предстояло еще учиться и учиться. А самое страшное: точно зная что брат жив, не имеешь ни малейшего понятия - где, во имя Единого, он находится? Поиски пока не дали результатов.
Хорошо бы сменить место: надо полагать, что Гаудин, верный пес умницы канцлера, уже вычислил это убежище. Но магия Шелориса, единственное оружие, которое можно противопоставить этой летучей своре, действует, увы, только там, где сей легендарный муж оставил свой след. Ах, брат, брат. Мог ли ты, такой умный и сильный,

*- Аллах, что это?! (арабск.)
**- Помогите (мне) (арабск.)

честный и благородный, хоть на один миг представить себе, что главным оружием врага станет твой родной сын, мой племянник, наша кровь и плоть, обернувшаяся против нас? Ему, конечно, напели про врага всего сущего, поманили красивой девчонкой, мягко и ненавязчиво подсовывали то одно, то другое доказательство их правоты. Бедняга Раутар. Когда-то знавал его, знавал. Недалекий, заносчивый как петух, но актер неплохой. Интересно: когда этот дурачок понял, что Гаудин его надул и обратного превращения не будет? Вот так - они пожертвовали пешкой, но получили фигуру. А Стахор требует: 'Оружия, оружия и еще раз оружия!' О, вот и он, легок на помине:
- Дорогой доктор, мне сообщили, что у Вас готов новый образец? Сидите, сидите, дорогой доктор, Вы устали.
- Да, Ваше Величество. Извините меня, я действительно очень устал, и, если Вы не против, его действие Вам продемонстрируют мои ученики.
- Конечно, доктор, конечно. Кстати, нам удалось выполнить Ваш заказ: поступили сведения, что фрагмент щупальца Кракена уже обнаружили и скоро доставят.
- Прекрасно, Ваше Величество.
Дверь закрылась и, рано постаревший, сутулый человек, с обезображенным лицом и пронзительно-синими 'ледяными' глазами, снова остался один на один с портретом. В углу глаза застыла непршенная слеза. Губы беззвучно прошептали: 'Я отыщу тебя брат. И, что бы ни случилось, нашему мальчику никто не причинит вреда, пока я еще жив!'
Кто бы знал, скольких трудов стоит создавать оружие, которое НИ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ не причинит вреда ни одному Гэйру?


 
Skype MeT! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!