Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
ХВАЛА НЕБЕСАМ

 
  
 


':и откуда только господа сочинители берут эти сюжеты?' Н.В. Гоголь


Когда поезд метро остановился и свет погас, он ничтуь не удивился. Подумаешь, бывает. Но свет слишком долго не включался. Темнота стала раздражать, появилось противное, липкое ощущение какой-то неведомой опасности. Чтобы успокоить себя, он решил устроиться поудобнее, откинулся на спинку сидения и :. провалился куда-то.
' Вот :::: твою ::.!', - прошипел, основательно приложившись затылком к чему-то твердому. Звук от удара был глухой, деревянный. Про себя все же пошутил: 'Плохо быть по пояс деревянным, особенно сверху!' Попытался нащупать сидение, с которого надо понимать, свалился. Но его руки наткнулись на стену, причем такую, какой в вагоне метрополитена - не место:

- Вставай, колдун! - твердый предмет, по первому впечатлению - приклад, чувствительно приложился под ребра. - Вставай, стагарское отродье!
- Мужик, ты обурел в конец? Больно ж, по ребрам-то! - приклад прилетел во-второй раз. - Да вы, чё, мать вашу::. и ::.. в перхлест! Кончай по ребрам бить, козел безро:. уй, мать! - это уже не приклад, по всем ощущениям - сапогом в крестец.
- Замолкни, колдун! - сильные руки подхватили под мышки и выволокли на свет, после абсолютного мрака показавшийся пронзительно-ярким. Щурясь удалось рассмотреть, что вокруг люди с оружием, распоряжается один, с настоящим протазаном в руках. Вот хмырь! Толкинутые, что ли?
- Мужики, отпустите, вам же хуже будет:
- Ах ты, тварь стагарская, еще угрожать?
Ну вот, опять чем-то твердым по ребрам. Так, ладно, не хотите по хорошему, попробуем по понятному. Рвануть протазан на себя, теперь вбок, ногой - под коленку, ага, протазан у меня, теперь подтоком - назад:
На голову рухнуло что-то невероятно тяжелое и свет погас, словно выключили.
:- И на основании 'Уложения о наказаниях', великого нашего Государя, Короля Королей, Сварога Барга I, - монотонный голос невысокого субъекта в черном, стоящего в центре пыльной площади - не площади, так, какое-то открытое место то ли в маленьком городке, то ли в большой деревне. - приговорить означенного стагарца Серба с Совиного Мыса, злокозненно именующего себя князем, за возмутительные колдовства и черные волхования к сожжению на костре во славу Единого, в деревне Пакор, принадлежащей ронерской короне. О помощи легионеров шестого легиона в поимке означенного колдуна и волхователя будет сообщено особым посланием, с ходатайством о награждении отличившихся и о пенсионе для увечных и для семей погибших.
Человек в черной одежде откашлялся и умолк. Так, а кого это удалось покалечить и, того краше, ухлопать? Увечные: Ох, бляха муха, как же все болит!
Сзади на плечи опять опустились руки. И тут его прорвало:
- Стойте, люди, опомнитесь, что вы делаете?! Да какой же я стагарец?! Да я ваш Совиный Мыс в глаза не видал!! Да вы на меня посмотрите, я что - стагарец?!
Грубый хохот раздавался, казалось, повсюду. Хохотали даже двое охранников в более или менее одинаковой одежде - форма, что ли? Кто-то поднес к его лицу маленькую полированную металлическую пластинку.
- Накось, полюбуйся на себя, отродье!
Он дико взглянул. Из мутного зеркальца на него смотрел человек с вытаращенными глазами на избитом лице, двумя снежно-белыми косицами, идущими от затылка к правому уху без мочки. На щеках - замысловатая синяя татуировка. Это был не он и это было не его лицо! Хотя, глаза вроде: Грубый толчок в спину:
- Шагай, красавец, налюбовался!
Его вытащили в центр площади, к вкопанному столбу. Десяток рук стиснул со всех сторон, грубые веревки захлестнули тело. Он дико озирался вокруг: во, блин, хворосту наготовили. Нет, это - сон, это не может быть явью. Нестерпимо ныли выломленные назад руки, болело избитое тело. Ну вот - уже и хворост подтаскивают. К нему подошел монах в коричневой рясе с какими-то амулетами на веревочном поясе.
- Не хочешь ли ты в последние минуты своей жизни покаятся перед Единым в своих грехах? Если хочешь - я помогу тебе приготовиться к встрече с Творцом.
- Святой отец, остановитесь, умоляю. Чем хотите клянусь: я - не тот, кто Вам нужен. Я же не умею колдовать, и никогда не умел:
- Упорствуешь? - Монах сурово покачал головой. - Без покаяния смерть примешь.
Монах отошел. Ладно, хватит выть. Все, приехали! Одно утешает: судя по количеству хвороста - долго это шоу не продлится. Минуты три-четыре, и баста. Ну-с, посмотрим, что у нас на том свете?
Неожиданно возник могучий и сильный голос. Он толкнулся в уши словно приливная волна, и что-то успокаивающе забормотал на непонятном языке. Он изумленно огляделся, насколько позволила веревка, прихватившая шею. Нет, похоже остальные ничего не слышат. Голос наростал, заполняя собой все его существо, и вдруг он понял, что нужно делать. Сложив особым образом, он теперь знал - каким, пальцы рук, он быстро забормотал заклятье.
На площадь вышли факелоносцы. 'Восемь - по числу сторон света', - отметил он машинально и продолжал быстро творить закклятие океанского тайфуна.
Факелоносцы приблизились, протянули факелы, но в этот самый момент небо раскололось ослепительным зигзагом молнии, и на площадь хлынули потоки воды, мгновенно гася факелы и заливая все вокруг. Он усмехнулся и преплел пальцы по другому. Вокруг столба с привязанным человеком закрутился дикий вихрь, отчетливо пахнущий морем.
Теперь он уже понимал что говорит ему голос - голос Океана. Он поднял голову, подставляя опухшее, в кровоподтеках лицо свежей прохладе воды, и счастливо засмеялся. Вдруг его пронзила дикая мысль. Уже не смеясь он взвыл:
- Идиот! И дернула же меня нелегкая назваться стагарцем!
Ветер набирал силу. Во все стороны летели куски черепицы, вырванные с корнем деревца, ветки, пыль. По разбегающимся легионерам хлестнули картечью камни рушащейся стены. Люди разбегались в тщетных попытках спрятаться спастись от разъяренной сихии, но ветер сбивал их с ног, валил наземь, засыпал горами щебня, песка, мусора. Уже скрипели, раскачиваясь, вековые дубы, один вдруг отделился от земли и понесся в сторону разбегающейся толпы, убивая и калеча всех, кто оказался на его пути.
А в центре этого вселенского безобразия стоял человек. Разбухшие от воды веревки сорвало ветром, порыв урагана мягко подхватил его и понес над землей, бережно покачивая, точно младенца. И с высоты десятка уардов раздавался горестный крик:
- Кретин! Назвался бы ларом, так сейчас бы в маноре сидел, вино пил! Нет! Нужно было дураку в стагарцы записаться! Дебил!...

- Командир, обратите внимание: вот еще очень странное событие, - Элкон поправил очки и протянул Сварогу несколько листов.
- Что там у тебя?
- Над городком Лерганом пронесся морской тайфун.
- Ну, и что в этом странного?
- Вообще-то, Лерган от ближайшей воды, если не считать двух прудов и ручья, лиг за триста будет. И то - это до Итела, а до моря еще больше.
- А точно известно, что морской тайфун?
- Точнее некуда. Соль на домах и на земле, морские рыбы, водоросли.
Сварог поежился, вспоминая 'каплю', разрушившую дворец в Клойне.
- Но, в принципе, подобные случаи уже бывали, командир. Тут другое удивительно. - Элкон торжествующе посмотрел на Сварога.
- И что?
- А то, командир, что после этого тайфуна все жители Лергана дружно кинулись в ближайший храм и повинились, что слышали голоса бесов.
- Бесов? И что же они говорили?
- Все жители утверждают, что во время тайфуна они слышали голос, выкрикивающий: 'Хвала небесам, что не ТОКЕРЕТОМ!' и раскаты безумного хохота:

 
Skype MeT! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!