Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Войти в ту же реку
 

 
  
 

'Стагар скуден и каменист. Есть там при городке, также именуемом Стагаром, большой порт. В городке и пребывают губернатор с гарнизоном, а также некоторое число ссыльных, среди коих есть и знатные.' Реверен Гонзак

- Простите, любезнейший, где мне здесь найти почтенного Гарукха?
- Старого Гарукха? Идите прямо, мой добрый господин, потом повернете в третий переулок налево. Сочтете восьмой дом от угла, там уж и он.
- Премного благодарен, любезнейший, премного.
Серебряный фоллис поменял хозяина, опускаясь в руку почтительно склонившегося стражника местного гарнизона. Уверенной походкой прямо, вот он - третий переулок налево. Да уж, это, все-таки, преувеличение называть подобную халупу 'домом'. Пресветлый Создатель, да ведь первый же приличный порыв ветра, и куски старой корабельной обшивки скрепленные прутьями и какой-то проволокой, играющие в этом строении роль стен, просто разлетятся, каждый своим курсом. Воистину, правду говрят, что обитающие здесь жители заслужено пользуются мрачной славой первых на Таларе морских колдунов, весьма сведущих во всем, что касается погоды, течений, бурь, дождей и ветров. В другом месте такой 'дом' не простоял бы и двух недель.
Негромкий стук в дверь:
- Дома ли почтеннейший Гарукх?
Не дождавшись ответа, низко наклонившись, внутрь, в темноту, разлившуюся за низенькой, разве что не по пояс, дверью.
- Почтеннейший Гарукх. Вы дома? Я принес Вам привет от вашей внучки, Лоны Чендери:
- От Лоны? - Старый, но еще сильный голос, - И как там малышка? Обождите, я сейчас засвечу лампаду.
Дрожащий огонек, чуть разогнал мрак, открыв незамысловатое убранство убогого жилья. Невысокий, широкоплечий старец в простенькой одежонке и потертом капарате зажег один за другим три светильника. Теперь можно разглядеть и собеседника - высокого человека средних лет в добротном камзоле и затейливо изукрашеном бадагаре с длинным пером.
- Прошу Вас, садитесь, добрый господин. Вот эта лавка совсем чистая:
- Благодарю, почтеннейший Гарукх. Разрешите представиться: Ледер Каниан, флаг-капитан адмирала Регонт Вистара. Восемь дней как из Клорены. Так вот, внучка Ваша живет хорошо, скоро ожидает прибавления семейства. Вы скоро будете прадедом, почтеннейший.
- А как ее супруг, многомудрый коронный министр Даргарт Чендери?
В слове 'многомудрый' слышалась неприкрытая издевка.
- Все хорошо. Он правда так и не продвинулся дальше Вашего, но не теряет надежды:
- 'Не теряет надежды'! Ха! Я не терял ее двадцать лет! Двадцать долгих лет! И что? Вот Вы, как Ваши ощущения? Вам легко?
- Но все же, почтеннейший Гарукх, я не могу не отметить, что мне сейчас намного лучше, чем раньше. Все-таки, Ваше изобретение дало свои плоды. Согласитесь, что пробиться сквозь изоляцию, да еще и столь долгую - это, воистину, славное дело! Грандиозный успех!
- Послушайте, Ледер, неужели Вам нравится Ваше новое положение?
- Конечно! Бесспорно! И я черезвычайно благодарен Вам за то, что именно Вы были тем, первым человеком, открывшим эту возможность. Я знаю, что Вы сейчас скажете, что одна удача на двадцать смертей это не результат, но, поверьте мне, достопочтимый Гуракх, что для выжившего это - не цена! Клянусь, не цена! Кстати, я же совсем забыл, у меня для Вас три письма. Вот, пожалуйте.
Старик принял из рук молодого капитана конверты. Один, небольшой, надписанный мелким почерком, сразу положил в сторону. Другой, с короной в кольце, тут же вскрыл, и, щурясь что бы лучше рассмотреть в полумраке, принялся читать, старательно шевеля губами. Затем, отложив вскрытое письмо, тихо спросил:
- Скажите, флаг-капитан, это правда? Батшева, Фиарнол?
- Да.
- Понятно. - плечи старика опустились. Он глухо промолвил:
- Я надеялся на помощь. Жаль:
- Бросьте, почтеннейший. Я Вас уверяю, ничего плохого не произойдет. Все в порядке. Флот и армия контролируют ситуацию. Впрочем, адмирал Вистар просил Вас изложить свои соображения в ответном письме. Я заберу его на обратном пути. А сейчас простите - тороплюсь. Мы должны осмотреть недавно обнаруженный 'Меч форморов'. Ремонт уже почти закончен, и я должен быть готов принять команду.
- На обратном пути? А, ну да, я понял Вас, капитан Каниан.
- Да, через пару недель, максимум, я снова буду здесь, по дороге в Клорену. Тогда и заберу письма. Всего хорошего, почтеннейший Гарукх.
Закрылась низенькая дверь, можно расправить плечи. Как хорошо шагать в нормальном мире, под нормальным небом, дышать нормальным воздухом! Площадь - это хорошо!
- Пирожки, пожалуйте, господа! Пирожки!
- Давай, попробую твою тухлятину!
- Пожалуйте, добрый господин. Пара на фоллис.
Медная денежка с дыркой за пару горячих, дымящихся, удивительно вкусных, без всякой синтетики, пирожков с морской рыбой и какими-то пряностями. Все-таки, старик не прав: какое мне дело до тех, кто не прошел камеру 'достройки'? Я-то здесь. Я живу и наслаждаюсь и впереди только хорошее. А когда я вернусь, то адмирал отдаст мне руку своей племянницы, красавицы Клайи Лог Шаны. Он поклялся, при всех поклялся. А Клайя любит меня! И плевать на все остальное! Надо только не забыть купить хороший подарок своей невесте. Или (легкая ухмылка) можно и не покупать. Зачем тратить подотчетные средства: проще при испытаниях 'Меча' подвсплыть на торговом пути и 'пощупать за вымя' местного купца:
:В маленькой, на живую нитку сваяной, лачуге, старый человек отодвинул большой стол и, откинув люк, стал медленно спускаться вниз по узкой винтовой лестнице. Опустившись до конца, он щелкнул выключателем и яркий свет озарил подземную лабораторию. Человек оглядел приборы, стоящие по углам, клетки с белыми мышами и, безнадежно махнув рукой, грузно сел в широкое, мягкое кресло. Надев очки он начал читать письмо, украшенное печатью коронного министра Даргарта Чендери: 'Здравствуйте, уважаемый учитель! С глубокой скорбью отметили мы сороколетнюю годовщину гибели Вашей незабвенной супруги, первого добровольца-испытателя полимолекулярного умножителя. Учитель, мы скорбим вместе с Вами. Однако, с неменьшей гордостью, отметили мы и сороколетие Вашего подвига, позволившего Вам впервые вырваться за барьер! Считаю своим долгом сообщить, что в результате последних корректировок параметров установки, нам удалось поднять процент удачного прохождения живой материи до 5,187%, что на 0,031% превышает уровень, достигнутый в прошлом году. Графики параметров я прилагаю ниже.'
Старик пробежал глазами несколько абзацев, оставив сухие цифры и формулы 'на потом' и снова вернулся к письму: 'Должен сказать Вам, как нам не хватает Вас, учитель, особенно по работам, связанным с вопросами 'возврата'. Не смотря на все наши усилия, отбор счетных молекул у живой материи пока дает положительный результат только в 0,018%...'
Старик смахнул непрошенную слезинку, пробомотал неслышное ругательство и взялся за розовый конверт с письмом от внучки: ': Два дня назад я ходила на могилу бабушки. Там теперь разросся настоящий грибной парк. Даргарт очень заботится об этом. Он велел подновить мавзолей и высадить новые светящиеся грибы по углам. Я очень хотела бы, чтобы ты, милый мой 'дедя' мог увидеть это все, своими глазами. Но, к сожалению, я знаю, что это, увы, невозможно.
Милый мой 'дедя', как бы мне хотелось, чтобы ты помирился с Даргартом. Все-таки, он, как коронный министр научно-технического обеспечения Проекта 'Нормальный масштаб' и твой ученик, делает все, что может:'

 
Skype MeT! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!