Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Верую!

 
  
 

Верую! Во единого Бога:
(начало 'Символа Веры')

Утро пощекотало тонким солнечным лучом еще прикрытые веками сонные глаза и он проснулся. Как и всегда по утрам, первая мысль была о Нём, Великом и Добром Боге, Боге, посылающем на него свою милость. Вскочить с лежанки и распахнуть дверь, ведущую к его Богу было делом одного мига и вот он уже лежит, павши ниц у самых Его ног. Он спел бы Господу гимн, прославил бы его своим звучным, сильным и, чего уж скромничать, красивым голосом, но, по давнему уговору, запрещавшему громко прославлять Его, он лишь молча простерся на твердой поверхности, всем своим видом давая понять, что от своего Бога он с восторгом примет и наказание и даже смерть, если Господь сочтет, что он того заслужил. Великий Бог простер над ним свою руку, и теплая, добрая волна прокатилась по всему телу, вызывая судорогу вострга. Его Бог попрежнему любит своего самого преданного раба. Теперь можно поднять голову и оглядеть зал где находится Господь.
Справа от Бога медленно движется небольшая вещь, с которой свисают недлинные серые нити. Эта вещь нужна Господу. А раз нужна, значит священна, значит не может быть и мысли о том, чтобы сломать ее или испортить. С другой стороны от Бога тоже нужная Ему вещь. Эта вещь умеет быстро двигаться, конечно не так быстро, как он сам, но его Бог считает эту вещь нужной, и даже, иногда, благославляет ее так же как и его самого. Эту вещь тоже нельзя ломать. Это ВЕЩИ БОГА!
Господь благославил его еще раз и дал понять, что пока он Ему не нужен. Ну что ж, будем ждать. Значит еще не сегодня:
Надо открыть дверь и пройти туда, где можно поесть. Вот еще одно мгновение и он уже возле больших белых вещей, которые выдают еду. Если нажать на какую-нибудь из вещей, то она сначала издаст резкий звук, а потом даст еду. Много еды. Эти вещи тоже нельзя ломать, это тоже Его вещи. Еще хорошо, если Бог соизволит повелеть и тогда серо-темная вещь сама принесет еду и проследит, чтобы еды было вдоволь:
Чуть осоловев от обильной и вкусной пищи, он минуту раздумывал, не пойти ли поспать, но потом снова открыл дверь, ведущую к Богу, и снова распростерся у ног Владыки всего сущего. Но кое-что изменилось: теперь перед Богом была странная, сине-белая вещь со множеством блесток. От этой вещи исходил, нет, не запах, а какой-то непонятный ток, и этот ток очень ему не понравился. Вещь была вредная, плохая, вещь, которая может повредить Ему. Есть еще несколько таких же вещей. Пока Господь в великой и неизъяснимой милости своей не разрешает ломать их, но, может быть, именно сегодня, Бог наконец решил, что уже достаточно ждать? Он весь подобрался, ожидая, да хоть бы и не приказа, а просто самого слабого кивка, мимолетного жеста, взгляда Бога, которым Он подскажет ему, что делать. О, тогда он покажет Господу, на что он способен: сломать такую вещь будет несложно. Нужно только быстро-быстро открыть дверь, из которой сразу доберешься до верхушки вещи, потом бросок и все - вещь сломана и уже никогда не причинит вреда Ему!...
Ожидание было напрасным. Более того, неожиданно рядом появилась еще одна вещь. Эту вещь он уже несколько раз видел раньше, вроде бы его Бог и благословлял эту вещь, но с другой стороны, это была не вещь Бога. Новая вещь, тонкая, с длинными нитями наверху, вдруг стала расти, наливаться какой-то странной, неясной, но, без сомнения, очень опасной и грозной силой. Он Встал рядом со своим Богом чтобы принять бой, но Господь все сделал сам. Миг, и Владыка уже стоит перед тонкой вещью, и сила ее ушла куда-то, и все в порядке, и снова Он победил.
:После того, как Господь благословил его на сон грядущий, он лег на бок и, как и всегда, начал мечтать. Ему виделся весь прошедший день, но теперь он расправлялся с плохими вещами, ломал их, грыз и рвал на части. Засыпая он подумал: 'Завтра настанет новый день, и, может быть, Господь наконец отдаст тот самый, главный приказ, после которго они всегда будут вместе жить в мире, где совсем не останется плохих вещей:'
- Посмотри-ка на него, - сказала Мара. - Дрыхнет без задних ног.
- Представляешь, я думал - он сегодня на кацлера бросится. Странно, вообще-то он гостей не трогает, а вот канцлера, Гаудина и еще двоих-троих - не любит. - задумчиво произнес Сварог. - Вот интересно бы узнать, а что ему снится? - продолжил он, ни к кому конкретно, не обращаясь, но Мара тут же ответила:
- Мясо ему снится. Или, может быть, что я, наконец, до него дотянулась: - прибавила она мечтательно.
Хельстадский пес, гарм Акбар сладко всхрапнул. Ему снилось, что он сломал плохие вещи, и эту, тонкую вещь с длинными белыми нитями, и небольшая быстрая вещь с короткой рыжей шерстью на голове стала благословлять его вместе с Богом. В том мире, где больше не было плохих вещей:



 
Skype MeT! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!