Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
У ПРОФЕССОРА БЫЛА СОБАКА
 
 
  
 

Герцог М, был безапелляционен.
- Ты едешь одна ! Операция настолько секретная, что об этом знают только три лица, ты, я и непоименованное секретное лицо официального вида не имеющее -
Ну вот, подумала я, опять без поддержки и будто прочитав мои мысли, герцог продолжил
- Именно это лицо, окажет тебе помощь, если будут сложности конечно -
А уж если Герцог намекает на сложности, то их будет немерянно:
Давненько я не была в Москве, и город особо не изменился, разве что памятник Лужкову работы Церетели на крыше Мэрии, непривычно резал глаз. Стало чуточку чище, а народ тот же. Так, вот и третий на сегодня претендент на мою взаимность. Я обещала Герцогу, что первых двух не трону, ну а этот мой. Не успел восточный гость Столицы открыть рот, как я обаятельно улыбнувшись, начала разговор первой. - Ну и что ты о себе думаешь милейший, что урод с кривыми ногами, прыщавым шнобелем и твоим ростом, может надеяться на взаимность такой красавицы как я ? - Несчастный хачик застыл как статуя весла с пионеркой в сквере, а я игриво щелкнув его по выдающемуся кадыку (жалко не видит Мара), легкой и элегантной походкой отправилась дальше. Если скорая успеет, возможно и выживет, мелькнула у меня мысль и улетела в более серьезные эмпиреи. Итак НИИ Физики Излучений. Меня интересует Лаборатория ?5, где Профессор Павлов вплотную подобрался к открытию Апейрона, причем истинным первооткрывателем был скромный лаборант не ведающий чего творит, и ничего пока не ведающий и моя задача пресечь, прекратить и что бы все остались живы, Кракен их побери. Документы подготовленные мне группой инфильтрации, были как всегда более чем надежны и молодое дарование из Физтеха заступила на должность аж старшего лаборанта Лаборатории ?5 с окладом жалования, аж 2800 рублей в месяц. Я толкнула рукой обшарпанную дверь и прибыла к новому месту работы. Достаточно большое помещение, было хаотично заставлено старой мебелью и всевозможными приборами. Некоторые из них работали. То тут то там виднелись сотрудники в несвежих халатах. Ближайший из них, высунув язык аж до очков, что то самозабвенно паял. Огромный кот первым обратил на меня внимание и вальяжно потерся об мои ноги.
- Здравствуйте - сказала я своим мелодичным голосом, и обратив на себя внимание местной общественности, вызвала первый легкий ажиотаж. Юный паяльщик воткнул себе паяльник в руку, серая мышка в очечках, стала лить кефир мимо чашки. Я знала что мне идет мини-юбка, но не знала что настолько. Немую сцену нарушил жуткий скрип, его издала дверь закутка устроенного в углу, это был кабинет руководства. Оттуда выкатился, похожий одновременно на колобка и коалу мужичок и неожиданным басом возвестил - А вот и вы Катенька, мне уже позвонили из Кадров, знакомьтесь товарищи, наша новая сотрудница, Екатерина, дипломница из Физтеха. - Народ вышел из ступора и стал подтягиваться для знакомства и представления. Серую мышку и звали соответственно - Евлампия, а юноша пытавшийся сделать себе харакири паяльником, оказался Объектом ?2 Александром Пануриным, невольным генератором идей а теперь и моим подчиненным. Колобок соответственно был сам Профессор Павлов. А Кота звали естественно Бегемот, позднее подтянулась строгая дама, которая судя по постной невзрачности лица, была видимо законченной старой девой с самого детства. Звали ее естественно, Мария Ивановна.
Диспозиция была следующая, Колобка и Паяльника надо было локализовать от Науки, но живыми. У меня конечно были кое какие мысли, но начальник Институтского Отдела Кадров подкинул удобный факт, наши доблестные ученые, далеко не весь казенный спирт тратили на протирку контактов. Конечно как люди интеллигентные они делали из него водки и наливки, но наливкам всегда было под 35, а водкам под 60 и естественно не лет. Среди полезных прибамбасов выданных мне в Магистериуме, был банк наноэлементов, исполненный в виде элегантной многоцветной авторучки, остальное было дело техники, магии и естественно моей красоты. Колобок был помешан на собаках, а Паяльник как выяснилось позднее, панически боялся змей. Я не могла упустить такие важные особенности поднадзорных книгочеев, и приступила к подготовительным работам. Когда Паяльник первый раз заинтересовался, что я делаю с его журналом наблюдений, я развернулась в компьютерном кресле (его уступил мне Колобок) и положила ногу на ногу. Шарон Стоун я думаю повесилась бы от зависти, Паяльник же густо покраснел и так резко развернулся на месте, что чуть не запутался в своих ногах, под которые ему очень удачно попал кот, а наложить в страницы небольшой морок, это для мага моего уровня, ерунда . К компьютеру Колобка я получила доступ, попросив его научить меня работать в Лексиконе, ибо на этом древнем 286 работал только такой текстовой редактор, который я по молодости не застала ни в ФИЗТЕХЕ, ни на Таларе. Пока Колобок отгонял кота затеявшего игры с его то ли шнурками, то ли кальсонными тесемками а la Паниковский, я запустила в клавиатуру наноэлементы.

Первый удар был нанесен одновременно по двум точкам. Так что, когда Колобок первый раз узрел вместо клавиш клавиатуры множество крохотных такс, танцующих на задних лапах и выгавкивающих собачий вальс, он был так поражен, что даже не услышал визга Паяльника на которого прямо из Лабораторного журнала напала Королевская кобра. Мышка Евлампия перестала путаться под ногами, добровольно уйдя на больничный, после того как Кот стал незаметно для других сотрудников показывать ей язык и совершать неприличные па с легким намеком на кармасутру, а как то в обед увидела в лаборатории, бьющего степ Бандероса. Марию Ивановну я выбила из колеи, постоянно наведенным мороком, в виде меня танцующей посередине лаборатории в костюме русалки. Она привела зама директора института по кадрам, что бы он смог полюбоваться, как я скромно сидела за бумагами. Так как назвать это развратными танцами было слишком, даже для старого советского кадровика, строгую даму отправили по путевке в невралогический санаторий.
В дальнейшем, когда не только местные, но и окрестные сотрудники заметили что Профессор и его лаборант ходят по институту перепрыгивая какие то непонятные препятствия, и при этом, один заливисто хохотал и кому то сюсюкал, а второй с визгом бросался на стены, и вообще ведут себя явно неадекватно, процесс состоялся окончательно. Бедных профессора и лаборанта тихо свезли в Дом скорби имени Матросской тишины, и когда они выписались оттуда с мягким диагнозом, к науке у обоих была стойкая идиосинкразия. Все-таки прав был Павлов старший, рефлексы это страшная сила (как и красота).

Р.С. Кто не догадался, сообщаю. Кот Бегемот это и есть - непоименованное секретное лицо официального вида не имеющее.
Р.Р.С. А Евлампия стала в последствии Зав. Лабораторией ?5
Р.Р.Р.С Мареванна вышла за муж, за сторожа санатория и осталась там жить и работать, на должности кадровички.
 
  
 
 
Skype MeT! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!