Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
К ВОПРОСУ О ЛЮБОПЫТСТВЕ
 

 
  
 

Соль жизни в том, что она не сахар.

- Ну, рассказывайте, Огин! - полицейский кивнул помощникам, и те подняли старика с пола и усадили на табурет. Арестованный вытер рукавом сюртука кровь с разбитого лица и поднял на дознавателя заплывшие после ударов глаза. Он дрожащими руками достал из кармана платок и долго вытирал разбитые губы, пристально разглядывая своего мучителя. Тот с усталой снисходительностью смотрел в ответ. Молчание затянулось. Наконец, старик понял, что переглядеть полицейского не удастся, и отвёл взгляд в сторону. Следователь победно усмехнулся и с проскользнувшими нотками торжества повторил: - Рассказывай!
- Я ничего не скажу, - тусклым, дребезжащим голосом ответил Огин.
- Ну, это все мне так говорят! - сказал следователь, равнодушно позёвывая. - А потом поработаешь немного над упрямцем, так записывать, после не успеваешь. Давай, старик, не тяни - здоровья у тебя не как у молодого, долго не выдержишь, так что пожалей себя, расскажи, как всё было.
Но тот упрямо мотнул головой и полицейский, с сожалением глядя на него, подал знак здоровякам, нависшим за спиной арестованного. Сам же дознаватель погрузился с головой в работу над отчётом, который составлял до начала допроса. Внезапно всё стихло и один из амбалов осторожно сказал: - Э-э, господин советник, а дед то того! - Полицейский вскочил и подбежал к сжавшемуся на полу в нелепой позе старику. Наклонившись над ним, советник достал из кармана зеркальце и приложил к его губам. Медленно наливаясь краской гнева, он посмотрел на мнущихся с виноватым видом помощников и заорал: - Кретины! Вы что натворили, идиоты! Что я теперь докладывать должен?! - здоровяки лишь тупо пожимали плечами:
:Когда старый Огин поселился у матушки Берилы, соседки первое время заходили к ней на огонёк и, кидая любопытные взгляды на плотно закрытую дверь комнаты постояльца, с жаром обсуждали что это за человек. Нелюдимый и угрюмый старик, в сюртуке непривычного фасона вызывал жгучий интерес, и все в округе ломали головы над тем, кто же это такой. Высказывались самые фантастические предположения, но точно никто ничего не знал. Матушка Берила могла бы кое-что рассказать, но после визита к ней в дом одного высокого полицейского чина держала рот на замке.
Огин же бродил по улицам, не вступая ни с кем в разговоры и даже в ближайшей харчевне, куда он иногда заходил, всегда сидел один и не ввязывался ни в какие беседы.
Постепенно все привыкли к этому и уже не шушукались оживлённо у него за спиной. Старик проводил время в прогулках и внимательном изучении газет, которые каждый день исправно покупал у разносчика. Местная ребятня любила передразнивать его, копируя неспешную походку с заложенными за спину руками, но Огин, похоже, не обижался и лишь скупо усмехался в густые, но совершенно седые усы. Кстати, только с детьми он немного оттаивал и мог часами наблюдать за их весёлыми играми.
Однажды, когда в харчевне оживлённо обсуждали последние новости, касающиеся свершений славного короля Сварога, в короткие сроки ставшего одной из самых известных и загадочных фигур на Харуме, кто-то из завсегдатаев с удивлением обнаружил, что за спиной у спорщиков стоит Огин и внимательно слушает. Несколько мгновений спустя на это же обратили внимание и все остальные. Разговор как-то сам собой затих, и мужчины вопросительно уставились на старика. Тот немного помялся, а затем, (о чудо!), с заметным волнением в голосе спросил: - Не повторите ли Вы ещё раз, что это за история была с бегством Сварога и принцессы Делии через подземелья Равены?
Польщённые вниманием столь загадочной фигуры как Огин, мужчины начали наперебой рассказывать всё им известное о тех головокружительных приключениях, в которых пришлось участвовать нынешнему Королю Королей и столь трагически погибшей наследнице Конгера. Старик слушал их молча, и лишь нервно подёргивавшаяся щека выдавала его нешуточный интерес. Когда последний из ораторов умолк, заявив, как это было принято, что, мол: - Всё именно так и было! - Огин ещё несколько мгновений постоял с тем же напряжённым видом, а затем, запрокинув голову, надрывно захохотал смехом, от которого все присутствующие начали ёжиться и неуверенно переглядываться.
- Тридцать пять лет! Тридцать пять лет просидеть в замке Клай за то, за что другой получил славу героя! А попробовал бы он вынести из тех подземелий то, что удалось раздобыть мне! - старик смотрел на мужчин глазами, полными слёз. - Король Королей! - передразнил он рассказчиков. - Вся заслуга этого щенка в том, что он 'благородный господин небес'! - ядом, слышным в интонации Огин можно было отравить пол - Талара. - А, да что теперь! - он резко взмахнул рукой и вышел из харчевни. Ошалевшие от услышанного, мужчины, растерянно и молча, пожимали плечами. Самый смелый из них неуверенно сказал, вроде бы как ни к кому, ни обращаясь: - Вообще то это хула на Короля? - вопрос повис в воздухе.
- Смотрите! - вскрикнул один из посетителей, указывая на окно. За стеклом было видно, как Огин подошёл к бюсту Сварога I, недавно установленному на их улице и, подняв с земли булыжник, в остервенении молотит по каменному лицу.
В отдалении послышались резкие трели полицейских свистков:
 
Skype MeT! Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!